Кафедра литологии, ровесница РГУ нефти и газа им. И.М. Губ­кина, ведет свое начало от кафедры минералогии и кристаллогра­фии, образованной на геолого-разведочном факультете Москов­ского нефтяного института (МНИ) после его выделения из Московской горной академии в 1930 году.

Первым заведующим этой кафедрой (1930—1934) был про­фессор Вениамин Аркадьевич Зильберминц (1887-1939), крупный специалист в области геохимии осадочных пород и минералогии редких и рассеян­ных элементов. Выпускник Пе­тербургского университета, уче­ник В.И. Вернадского, он еще в 1912 году начал вести педаго­гическую работу на кафедре ми­нералогии университета.

Будучи членом Геолкома (Геологического комитета), участвовал в исследованиях месторождений бокситов и огнеупорных глин Боровичей в Новгородской области. По заданиям Академии наук про­водил изучение редких и ред­коземельных элементов Иль­менских гор, Прибалтики, Карелии. В 1923 году по при­глашению профессора МГУ Я.В. Самойлова Вениамин Аркадьевич переехал в Москву и стал научным сотрудником Минералогического исследовательского института при Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова. В 1923 году вышло из печати его учебное пособие «Руководство и таблицы для определения минералов», выдержавшее впоследствии три издания. С осени 1925 года он начал работать в Институте прикладной минералогии (позднее ВИМС), возглавив геохимическую лабораторию. Наряду с этим вел большую педагогическую работу — доцентом в Высшем тех­ническом училище (МВТУ) им. Баумана, а с конца 1929 года читал лекции но минералогии на нефтяном факультете Мос­ковской горной академии. В 1930 году стал заведующим кафед­рой минералогии и кристаллографии Московского нефтяного института им. И.М. Губкина. Началась работа по подбору пре­подавательского состава кафедры и организации учебного про­цесса. В 1932 году в МНИ поступил В.П. Флоренский, взявший на себя многие организационные и методические вопросы.

В 1933—1937 гг. руководимая В.А. Зильберминцем геохими­ческая лаборатория Института прикладной минералогии зани­малась проблемой использования золы углей, в огромных коли­чествах копившейся на тепловых электростанциях, в качестве источника редких элементов, в частности германия. Эта темати­ка требовала длительных командировок и поэтому В.А. Зильберминц вынужден был оставить руководство кафедрой МНИ, со­хранив за собой чтение ряда разделов курса «Минералогия».

Разработанные Вениамином Аркадьевичем методы извлече­ния германия из золы позволили в 1936 году получить первые граммы его двуокиси. В дальнейшем эти исследования были ис­пользованы для промышленного получения полупроводников.

Судьба этого талантливого ученого сложилась трагически — в 1938 г. он был арестован и 21 февраля 1939 года расстрелян. Ре­абилитирован в 1956 году.

В 1934 году директор МНИ И.М. Губкина пригласил на должность заведующего кафедрой минералогии и кристалло­графии Л.В. Пустовалова, хорошо известного ему по органи­зации и работе в Геохимической лаборатории Московского отделения Геолкома.

Леониду Васильевичу Пустовалову ко времени его прихода в Московский нефтяной институт исполнилось 32 года. Он был известным ученым и педагогом. Окончив в 1924 году МГУ им. М.В. Ломоносова, а позднее ас­пирантуру при университете, он прошел прекрасную школу, ра­ботая под руководством акаде­мика В.И. Вернадского, прини­мая участие в экспедициях профессора Я.В. Самойлова — специалиста в области осадоч­ных пород. В 30-х годах Леони­дом Васильевичем были завер­шены исследования соленосных отложений озера Баскунчак, осадочных хромовых руд, орга­низована крупная экспедиция по изучению железных руд Цен­тральных районов Европейской части СССР, опубликована ин­тереснейшая работа об осадоч­ных геохимических фациях и многие другие.

В 1934 году ему присвоено ученое звание профессора. Он читал лекции по минералогии в МГУ им. М.В. Ломоносова, в Горном институте, Институте ста­ли, где с 1932 года заведовал кафедрой минералогии и кристалло­графии. Возглавив кафедру в МНИ им. И.М. Губкина, Леонид Ва­сильевич ориентировал учебные курсы и научные исследования на детальное изучение минералогии, петрографии и геохимии осадоч­ных пород, в том числе возможно нефтематеринских и продуктив­ных горизонтов нефтяных и газовых месторождений. Получившую в 1934 году новое название кафедру петрографии осадочных пород, ставшую первой такого наименования в вузах СССР, Л.В. Пусто-валов возглавлял до I960 года. В 1938-м он стал доктором геолого-минералогических наук, в 1953-м — избран членом-корреспонден­том АН СССР.

В первые годы жизни института штат кафедры и ее возможно­сти были очень ограничены. На ней работали, кроме заведующего кафедрой, только два штатных ассистента — В.П. Флоренс­кий, выпускник МГРИ, пре­красный специалист в облас­ти кристаллографии и общей петрографии, уделявший боль­шое внимание методике пре­подавания специальных дис­циплин, и Т.И. Горшкова. Кроме того совместители — проф. Н.Н. Смирнов, доцен­ты А.А. Глаголев, Ф.Я. Амо­сов, СД. Четвериков (бывшие на основной работе в МГРИ и МГУ). Таким же образом к проведению отдельных курсов привлекались и другие сотруд­ники руководимой Л.В. Пус-товаловым геохимической ла­боратории Московского от­деления Геолкома (впослед­ствии трест «Моегеоразвед­ка»), а также спектральной ла­боратории Института прикладной минералогии (ВИМС) — Е.В. Рожкова, Я.Д. Гетман, Е.В. Копченова, М.П. Самойлов, М.В. Соболева. Большое число совместителей не должно удивлять. После разделения Московс­кой горной академии (М ГА) появилось шесть новых высших учеб­ных заведений — институты: нефтяной, горный, стали, цветных металлов и золота, геолого-разведочный и торфяной. В каждом из них имелись геологические специальности и понадобилось много соответствующих преподавателей. Естественно, что сразу столько специально подготовленных педагогических кадров в Москве не нашлось и поэтому выручали сотрудники научно-исследователь­ских организаций. В 1935—1936 годах штат кафедры стабилизиро­вался. Главное внимание в эти первые годы уделялось организа­ции лабораторий — химического анализа горных пород, гра­нулометрии, рентгеновской и шлифовальной. В работе по осна­щению лабораторий и проведению занятий со студентами большую помощь оказывали научные сотрудники Б.В. Бальшина и А.Н. Лопаков, ст. лаборанты и лаборанты СИ. Маринин, М.А. Капина, Н.В. Пушкарева, а с 1939 года — Т.В. Корсакова.

О помощниках педагогического персонала кафедры следу­ет сказать особо. Они, так же как и преподаватели, принимали самое активное участие в организации учебного процесса и лабораторий молодой кафедры. Берта Владимировна Бальши­на и Анатолий Николаевич Лопаков ранее работали в геохи­мической лаборатории, созданной Л.В. Пустоваловым, и пе­решли в МНИ вскоре после него — Б.В. Бальшина в 1936 году, А.Н. Лопаков — в 1937-м. Они оба, химики с университетским образованием, начали свою деятельность с организации хими­ческой лаборатории. Степан Иванович Мариним, создатель шлифовальной мастерской, многие годы работавший в геоло­гических организациях Москвы, известный как искуснейший обработчик камня, щедро делился своим умением; у него на­училась шлифовальному делу и С.А. Петровская, до 1988 года работавшая на кафедре.

Татьяна Владимировна Корсакова пришла в МНИ в 1939 году. Муж ее, доцент технологического факультета Михаил Петро­вич Корсаков, преподававший еще в МГА , в МНИ — заведую­щий кафедрой общей и аналитической химии, затем декан тех­нологического факультета, был инициатором ее поступления на кафедру петрографии. Это был высокоинтеллигентный че­ловек, глубоко уважаемый коллегами и студентами преподава­тель. Татьяна Владимировна помогала ему в редактировании учебных руководств и конспектов лекций по химии и хорошо знала эту дисциплину, что позволило ей быстро освоить мине­ралогию, сдать квалификационные экзамены но этому курсу и стать прекрасным знатоком минералов, соавтором учебного пособия по их определению. Она была хранителем всех коллек­ций кафедры, одним из создателей минералого-петрографического музея МНИ им. И.М. Губкина в Москве и во время эва­куации института в г. Черниковске; работала до 1972 года и воспитала достойную преемницу в лице Ангелины Николаевны Аксеновой (впоследствии А.Н. Горских). Мария Александров­на Капина и Надежда Васильевна Пушкарева, работавшие на кафедре с 1932 года, не имели высшего образования, но были прекрасными помощниками во время лабораторных занятий.

Все эти сотрудники работали в коллективе долгие годы, вос­питали преемников и внесли большой вклад в учебные дела и научную работу. Они оставили МНИ в преклонном возрасте, далеко перешагнув пенсионный порог, всегда пользовались боль­шим уважением и любовью всех, кто с ними работал.

По мере укрепления лабораторной базы кафедры появилась возможность значительного расширения тематики и объема научных исследований, связанных с задачами нефтяной про­мышленности. С 1935 года начинается подготовка дипломни­ков и аспирантов. Первыми аспирантами были А.Д. Султанов и В.И. Заири, приехавшие из Баку; впоследствии они стали круп­ными учеными. А.Д. Султанов стал академиком Академии наук Азербайджанской ССР и многие годы был директором Инсти­тута геологии в Баку. В 1936 году были приняты в аспирантуру защитившие дипломные проекты по тематике кафедры П.В.Тархов и И.А. Конюхов. Иван Александрович Конюхов в послево­енное время работал на кафедре геологии горючих ископаемых МГУ, стал доктором геолого-минералогических наук, профес­сором. П.В. Тархов — талантливый геолог и ученый, сражался в годы войны в Красной Армии, погиб в 1942 году.

С 1936 года, будучи студентом, начал работать лаборантом кафедры В.И. Данчев. В 1938 г., после защиты дипломного проекта, он стал ассистентом. Несколько позже, с сентября 1939 года стала вести педагогическую работу на кафедре сна­чала общей геологии, а затем с 1940 года — петрографии аспи­рант Т.А. Лапинская.

Основным объектом исследований в эти первые годы являлись пермские отложения Волга-Уральско и области. В результате была выполнена и опубликована серия работ сотрудников кафедры по петрографии, минералогии и геохимии кунгурских, уфимских, казанских и татарских отложений Башкирского Приуралья и Та­тарии (работы Л.В. Пустовалова, В.П. Флоренского, В.И. Данчева, И.А. Конюхова и др.). Леонид Васильевич наибольшее внима­ние уделял изучению условий осадкообразования в верхнепермскую эпоху. Он пришел к заключению, что верх не пермские отложе­ния, ранее считавшиеся континентальными осадками, на самом деле являются отложениями дельт речных потоков, стекавших с Урала, мощность их резко убывает в западном направлении. Этот вывод имел большое значение для нефтяной геологии, так как тогда решалась проблема бурения на нефтеносные горизонты ниж­ней перми, карбона и девона Волго-Уральской области. Правиль­ная оценка мощности перекрывающих пород была необходима при обосновании поискового бурения. Выяснение генезиса верхнепермских красноцветов было одной из актуальных задач того периода. Этот вопрос обсуждался на геологических совещаниях, становясь часто предметом дискуссий. Одну из таких ДИСКУССИЙ Леонид Васильевич организовал в МНИ им. И.М. Губкина в 1935 году. Выступили с докладами проф. А.Н. Мазарович — сторонник гипотезы континентального происхождения и Л.В. Пустовалов, доказывающий субаквальный генезис верхнепермских красноцве­тов Башкирии. Присутствовали студенты МНИ и других институ­тов, преподаватели и сотрудники. Такие события были интерес­ными и оставляли глубокий след в умах тех, кто в них участвовал; у молодежи они будили стремление к самостоятельности и к ре­шению крупных актуальных научных проблем. В 1935 году начал свою деятельность и научный студенческий кружок, получивший впоследствии название «Петрограф». Руководил работой кружка В.П. Флоренский.

Большим событием в геологической жизни страны в 30-е годы явилась XVII сессия Международного геологического конгресса, проходившая в Москве 21—29 июля 1937 года. В организации и проведении этой сессии определяющую роль играл И.М. Губ­кин — основатель Московского нефтяного института. В 1933 году он возглавлял делегацию советских геологов на XVI сессии МГК в Вашингтоне и по поручению советского правительства внес предложение о проведении следующей сессии в Москве, кото­рое было единогласно принято. И.М. Губкин был назначен председателем оргкомитета сессии МГК. Его заместителями — академики В.А. Обручев и Н.А. Борисяк. Ученым секретарем орг­комитета ~ академик А.Е. Ферсман.

И.М. Губкин старался сделать геологический форум как можно более интересным и познавательным. Начиная с 1935— 1936 гг. готовились маршруты геологических экскурсий и пу­теводители к ним. В этой работе приняли участие и члены кафедры. В 1936 г. Леонид Васильевич вместе с аспирантами П.В. Тарховым и И.А. Конюховым и студентами-коллекторами В.И. Данчсвым и Т.А. Лапинской еще раз внимательно про­смотрел наиболее хорошо обнаженные разрезы верхнепермских красноцветных отложений в Башкирии. В качестве ос­новного был выбран уникальный многокилометровый разрез по р. Нугуш, правому притоку реки Белой. Именно здесь и провел участников пермской экскурсии конгресса в 1937 году П.В. Тархов. В Азербайджане занимался подготовкой отдель­ных маршрутов для них другой аспирант — А.Д. Султанов.

Сессия МГК прошла с большим успехом. На одном из засе­даний Л.В. Пустоваловым был сделан доклад «Условия образо­вания в верхнепермскую эпоху», в котором было изложено его представление о генезисе красноцветов Приуралья. Л.В, Пусто-валов и В. П. Флоренский приняли участие в Азербайджанской экскурсии. В это время заложились контакты с геологами Азер­байджана, продолжавшиеся позднее и реализованные впослед­ствии в послевоенных комплексных экспедициях. Возрастаю­щие масштабы исследований, проводившихся в различных районах Советского Союза, привели к тому, что на кафедре был накоплен весьма интересный и хорошо обработанный ка­менный материал. Решено было создать минералого-петрогра-фический музей с подбором не только систематической экспозиции минералов и горных пород, но и коллекций осадочных образований из различных нефтеносных провинций СССР, с тем чтобы они явились учебным пособием для студентов и ас­пирантов. Дирекцией института было выделено специальное помещение на 3-м этаже площадью около 120 кв. м. Создание музея стало делом всей кафедры. Особенно много им занима­лись В.П. Флоренский, В.И. Данчев, Т.В. Корсакова. Весной 1940 года музей был полностью укомплектован, оформлен и стал прекрасной учебной базой для всего геолого-разведочного факультета.

К сожалению, все, что в нем находилось было уничтожено 11 мая 1943 года взрывом, происшедшим в расположенной ниже этажом лаборатории. Взрыв явился причиной пожара, охватив­шего значительную часть здания института. Потребовался ка­питальный ремонт. Пострадали от воды и книгохранилища фун­даментальной библиотеки института на первом и полупод­вальном этажах. После ремонта, закончившегося уже в после­военные годы, облик входной части здания полностью изме­нился. После окончания войны в прежнем помещении музея решено было сделать экспозицию разрезов различных нефте­носных провинций страны. Такая экспозиция была создана уси­лиями И.О. Брода, Н.Ю. Успенской, A.M. Спихиной. После переезда в новое здание института для этой экспозиции, к со­жалению, помещения не нашлось.

В 40-е годы Леонид Васильевич Пустовалов был в расцвете своих творческих сил. Наряду с большой педагогической и орга­низационной деятельностью он много работал над теоретиче­скими вопросами. В 1940 году вышла в свет его двухтомная «Петрография осадочных пород», удостоенная в 1941 году Ста­линской премии. В этой книге нашли отражение исследова­ния не только Леонида Васильевича, но и других сотрудников кафедры — В.П. Флоренского, И.А. Конюхова, В.И. Данчева, Б.В. Бальшиной, А.Н. Лопакова и др. В ней впервые были выдвинуты положения об осадочной дифференциации, эво­люции процесса осадкообразования и его периодичности, об ограниченности принципа актуализма, оказавшие огромное влияние на дальнейшее развитие науки. Сама монография Л.В. Пустовалова являлась, по сути дела, теоретической осно­вой новой научной школы в области изучения осадочных пород и связанных с ними полезных ископаемых, которая впос­ледствии нашла развитие в работах его учеников и последова­телей.

Помимо педагогической работы в МНИ им. И.М. Губкина Л.В. Пустовалон продолжал читать лекции по курсу «Кристалло­графия и минералогия» в Институте стали. В 1940 году там был значительно увеличен набор на металлургический факультет и Леонид Васильевич «мобилизовал» для проведения практиче­ских занятий своих аспирантов и ассистентов — В.И. Данчева, Т.А. Лапинскую, А.Г. Коссовскую и В.Ф. Соловьева. Занятия в обоих институтах часто разделялись только 10-минутным пере­рывом и нередко преподаватели перебегали через двор без паль­то, с лотками минералов или кристаллов. Если попадались в столь несолидном виде на глаза Леониду Васильевичу, следовало стро­гое внушение. Но отношения со специальными кафедрами и студентами-металлургами установились самые добрые и уважи­тельные. Это содружество кафедр было прервано Великой Оте­чественной войной.

В годы войны с осени 1941 года по август 1943-го коллектив кафедры вместе с институтом находился в эвакуации в г. Черни-коиске, под Уфой. Путь до Уфы на поезде занял 14 суток — с 4 по 18 ноября 1941 г. Эшелоны, шедшие на восток, уступали до­рогу воинским поездам, идущим на запад. Для учебных занятий было выделено трехэтажное здание, преподавателей разместили в небольших шлакоблочных домах, а в качестве общежития для студентов послужили временные бараки, оставшиеся от строите­лей Уфимского нефтеперерабатывающего завода. Пришлось на­лаживать учебу в совершенно неприспособленных помещениях. Из сотрудников кафедры петрографии в Черниковск приехали проф. Л.В. Пустовалов, доц. В.П. Флоренский, асе. Т.А. Лапин-ская и ст. лаб. Т.В. Корсакова. Аспиранты и молодые ассистен­ты — В.И. Данчев, И.А. Конюхов и П.В. Тархов — находились в действующей армии. П.В. Тархов не вернулся с войны; осталь­ные были демобилизованы в разные сроки и вернулись в инсти­тут уже после его реэвакуации в Москву.

В первые недели и месяцы основными учебными пособиями являлись доска, мел, чертежи и схемы, вычерченные самими пре­подавателями. Зимой 1942 года наконец прибыли отправленные еще осенью из Москвы коллекции минералов и пород, лабораторное оборудование, микроскопы. С помощью мальчишек-ре­месленников из соседнего училища были сделаны лабораторные столы, а по чертежам преподавателей и Т.В. Корсаковой — витри­ны для образцов. Весной 1942 года начались нормальные лабора­торные занятия, а уже к лету па втором этаже лабораторного кор­пуса торжественно открыли минералогический музей. Витрины и коллекции музея долгое время служили студентам оставшегося после реэвакуации МНИ филиала, ставшего ядром организован­ного в 1948 г. Уфимского нефтяного института (УНИ). Весной 1942 года на кафедре стала работать ассистент А.Г. Коссовская, выехавшая в июле 1941 года в Уфу с семьей и вначале работавшая в тресте «Башнефть». Ее участие позволило снизить учебную на­грузку на других членов кафедры, надо сказать весьма большую.

В период 1941—1943 годы на небольшой коллектив кафедры ложилась не только масса учебных занятий, но и большая орга­низационная и воспитательная работа. Л.В. Пустовалов был за­местителем директора МНИ им. И.М. Губкина по учебной рабо­те, В.П. Флоренский — деканом, Т.А. Лапинская — парторгом геолого-разведочного факультета. Буквально каждый день при­ходилось решать много неотложных вопросов организации уче­бы и быта студентов. В связи с тяжелейшим положением на фрон­тах были досрочно выпушены студенты старших курсов, происходила мобилизация в действующую армию. Студенты и сотрудники дежурили в госпиталях, разгружали эшелоны с ране­ными, в снежные зимы 1941 — 1942 гг. расчищали железнодорож­ные пути на станциях Черниковск и Уфа, летом работали в со­вхозах. Весной 1943 года институт получил землю, были посажены овощи для студентов и сотрудников. Коллектив кафедры жил так же, как жила в те годы вся страна.

Помимо учебных занятий в институте совместно с кафедрой геологии, возглавляемой М.М. Чарыгиным, была организована учебная практика в районе Белорецкого тракта, проводились экскурсии по берегам реки Белой, изучался карст в окрестнос­тях ж.-д. станции Воронки. В 1942 году возобновил работу на­учный студенческий кружок. Для его организации объедини­ли усилия кафедр геологии и петрографии и назвали его «Научный геологический кружок». Научное руководство было возложено на доц. В.П. Флоренского. Первое заседание в Чер-никовске состоялось 28 декабря  1942 г.  Василий Павлович рассказал о задачах кружка, был заслушан доклад студента Д.С. Сорокова на тему «Стратегическое сырье и война», ут­вержден план работы. Заседания кружка происходили регу­лярно, один—два раза в месяц, часто заслушивались рефера­тивные сообщения, но вместе с тем и оригинальные иссле­дования. Так, дипломники B.C. Князев и Н.А. Михайлова в январе 1943 г. доложили о нефтеносности Восточной Сибири поданным работ 1942 г. и об итогах геолого-съемочных работ в Ангаро-Илимском районе; на заседаниях кружка выступали также преподаватели — М.П. Казаков и Л.П. Никитин (ка­федра физики).

13 мая 1943 г. с большим интересом был заслушан доклад «Доломитные осадки оз. Балхаш и их роль в познании доломи­тизации» профессора Николая Михайловича Страхова, который в этот период находясь в эвакуации здесь же, готовился к поле­вым работам в Башкирии и охотно принял приглашение посе­тить Московский нефтяной институт, в котором он в течение ряда довоенных лет читал лекции по курсам «Геология СССР» и «Историческая геология». В апреле 1943 года вышел в свет руко­писный «Бюллетень научного геологического кружка», в кото­ром было несколько разделов. В редакционную коллегию вошло 7 студентов. После реэвакуации института в течение 1944 года на факультете сохранялся объединенный кружок, затем он разде­лился и на кафедрах петрографии и геологии снова стали рабо­тать два самостоятельных подразделения — кружки «Петрограф» и «Геолог». Тематика докладов с каждым годом становилась все разнообразней и интересней, так как и преподаватели, и студен­ты получили возможность снова вести научные исследования в различных районах Советского Союза.

В конце 1942 года Л.В. Пустовалов выехал из Уфы в Москву — ему было предложено организовать научную ячейку по исследо­ванию осадочных пород в Институте геологических наук (ИГН) АН СССР. Там был создан отдел литологии и петрографии оса­дочных пород, вначале очень немногочисленный, но уже в 1946 году в нем состояло 15 научных сотрудников, имеющих степень кандидата и доктора геолого-минералогических наук, среди них такие известные ученые, как Н.М. Страхов, С.Г. Саркисян, А.В. Казаков, Д.Г. Сапожников, Л.В. Формозова и др. В 1943 году в этом отделе стали работать В.И. Данчев и А.Г. Коссовская. Таким образом возникла «академическая» литологическая ячейка из пи­томцев кафедры, позволившая поставить изучение ряда научных проблем, привлекая к этому аспирантов и дипломников МНИ. В конце 1946 года из отдела выделилась лаборатория сравни­тельной литологии, руководителем которой стал Н.М. Страхов; с 1947 года отдел ИГН стал называться отделом петрографии осадочных пород.

В августе 1943 года Московский нефтяной институт возвра­тился в Москву — было выделено несколько вагонов для сотруд­ников и студентов. С собой взяли только часть микроскопов; коллекции пород, минералов, лабораторное оборудование были оставлены Уфимскому филиалу МНИ им. И.М. Губкина. С осе­ни 1943 г. кафедра снова в здании института на Большой Калуж­ской. Пришлось осваивать новые помещения, так как ремонт в старых лабораториях кафедры на 5 этаже, пострадавших от по­жара 1943 г., еще не был закончен.

Л.В. Пустовалов, наряду с руководством кафедрой, вел боль­шую научную работу в ИГН АН СССР и в Совете по изучению производительных сил (СОПС) АН СССР. Начиная с 1944 г., ему поручается руководство крупными комплексными экспеди­циями СОПСа, ставившими своей задачей выявление новых ме­сторождений минерального сырья и скорейшее их использова­ние в целях подъема экономики страны, подорванной Отече­ственной войной. В этих экспедициях принимают участие пре­подаватели, сотрудники, дипломники кафедры — В.И. Данчен, А.И. Конюхов, Т.А. Лапинская, А.Г. Коссовская, B.C. Князен, В.Ф. Соловьев, М.А. Кирсанова и многие другие.

С 1945 года начинает педагогическую работу аспирант и вы­пускник кафедры B.C. Князев.

В 1946 году определяется новое направление работ доцента, ст. научного сотрудника ИГН АН СССР В.И. Данчева — изуче­ние закономерностей формирования осадочных месторождений радиоактивного минерального сырья, связанных с битуминоз­ными породами. В соответствующих экспедициях последующих лет участвуют аспиранты и дипломники кафедры — Б. К. Прошляков, В.Н. Холодов, В.В. Ольха, В.Г. Кузнецов, И.А. Кондра­тьева, Г.В. Комарова, Г.Ф. Пудан, Р.С. Безбородов, И.В. Безбородова, Д.В. Белоусов и др.

С исследованием пермских отложений Волго-Уральской об­ласти были связаны научные интересы доцента В.П. Флоренско­го. В 1948 году публикуется его работа о кунгурских отложени­ях Западного Приуралья, проводятся исследования девонских пород Туймазинского месторождения, а затем — бавлинской свиты Башкирии. Начиная с 1946 года, В.П. Флоренский ста­новится руководителем изучения докембрийских кристалличес­ких пород, вскрывавшихся глубоким бурением в пределах Вол­го-Уральской области. К работе по этой тематике привлекаются Т.А. Лапинская, а затем B.C. Князев, A.M. Чарыгин, И.Б. Ко­нонова и другие сотрудники кафедры. Работа ведется совместно с сотрудниками ВНИИГеофизики и используется, в частности, для интерпретации геофизических исследований, ставящих сво­ей целью выявление новых объектов для поискового бурения. Эти исследования становятся традиционными для коллектива кафедры, а впоследствии охватывают и другие нефтегазоносные территории страны. Таким образом, послевоенные годы знаме­нуются тесным сращиванием коллектива кафедры с научными учреждениями Академии наук и рядом отраслевых институтов, что, несомненно, благоприятно сказывается на модернизации учебного процесса, на актуальной нацеленности специальных дис­циплин, на решении конкретных практических задач геологии нефти и других осадочных полезных ископаемых.

Большой объем накопившихся в процессе проведения науч­ных работ фактических данных позволяет разработать ряд новых методов исследования осадочных пород.

В.П. Флоренским, Б.В. Бальшиной и А.Н. Лопаковым пуб­ликуется методика пересчета химических анализов осадочных пород, В.И. Данчевым — методика количественного определе­ния окраски пород, Т.А. Лапинской — упрошенная массовая методика определения степени окатапности обломочных зерен, B.C. Князевым — методика изучения обломочного кварца с це­лью установления источника сноса. Все они вошли в арсенал многих литологических лабораторий научных институтов.

Весьма важной вехой в истории развития науки об осадочных породах явилось. Первое Всесоюзное литологическое совещание, состоявшееся в Москве в 1952 году. Инициатором его созыва явился Отдел петрографии осадочных пород ИГН, руководимый Л.В. Пустоваловым. Эта инициатива была одобрена и поддержа­на Отделением геолого-географических наук АН СССР, возглав­лявшимся в то время академиком Д.С. Белянкиным. Л.В. Пустоваловым, председателем оргкомитета совещания, был под­готовлен проект проблемного доклада оргкомитета и доклад на тему «О путях подхода к изучению и задачах исследования оса­дочных пород и полезных ископаемых». Преподаватели и аспи­ранты кафедры приняли активное участие в совещании, высту­пили с докладами, помогли в организационных делах. Совещание прошло в острых дискуссиях. В решениях совещания был сфор­мулирован ряд направлений развития науки, позволивших в даль­нейшем сконцентрировать на них внимание специалистов. Здесь же было принято решение об организации при Академии наук СССР Комитета по осадочным породам из представителей гео­логических учреждений и вузов. Такой комитет был создан, в 1956 году началась его работа. Первым председателем комитета был избран Л.В. Пустовалов, ученым секретарем — Т.А. Лапинская. В 1959 году председателем стал Н.М. Страхов, а его по­мощником — B.C. Яблоков. Впоследствии комитет стал назы­ваться Межведомственным литологическим комитетом. Всесоюзные литологические совещания стали проводиться система­тически, а Литологический комитет стал организацией, направ­ляющей и координирующей работу литологов всей страны.

С 1963 года издается журнал «Литология и полезные ископа­емые». Таким образом, Л.В. Пустовалов и, в какой-то мере, ка­федра петрографии осадочных пород МНИ стояли у истоков организационных начал развития литологии в нашей стране.

В 1953 году Л.В. Пустовалов избирается членом-коррес­пондентом АН СССР и становится заместителем председате­ля СОПСа АН СССР.

Наряду с этим он продолжает читать два курса —- «Минера­логия» и «Петрография осадочных пород», является членом уче­ного совета МНИ, выступает с научно-популярными лекция­ми. В связи с его большой занятостью главная нагрузка по организации педагогической, методической и воспитательной работы на кафедре ложится на доцента В.П. Флоренского. Ва­силий Павлович был непревзойденным методистом. Он уделял большое внимание организации практических занятий и лабо­раторных работ, их оснащенности необходимым оборудовани­ем, логической последовательности отдельных операций. По сути дела порядок определения оптических констант минералов, унификация описания номенклатурных и диагностических признаков минералов и пород были впервые продуманы имен­но им и вошли в арсенал той методики, которой пользуются все члены кафедры как в учебной, так и в научной работе. Лек­ции его были предельно насыщены фактическим материалом.

Научные выводы В.П. Флоренского всегда базировались на весьма добротной фактической основе. Этого он добивался и от работавших с ним сотрудников и студентов. Все, прошедшие суровую школу Василия Павловича, навсегда сохранили огром­ную признательность за полученные навыки и опыт работы. Предметом постоянных забот В.П. Флоренского являлся сту­денческий научный кружок «Петрограф». Он был организато­ром многих подмосковных экскурсий, геологической практики по Военно-Грузинской дороге, впервые проведенной им в 1935 году, включенной затем в учебный план геологической специ­альности. Его беседы во время таких экскурсий будили геоло­гическую мысль и вселяли желание поглубже познакомиться со многими геологическими проблемами.

Послевоенные годы ознаменовались небывалым ростом ав­торитета геологии. Истощение запасов многих месторождений минерального сырья, интенсивно разрабатывавшихся в годы вой­ны, необходимость восстановления городов, заводов, железных дорог, нужды оборонной промышленности — все требовало ин­тенсивной работы геологов. А число работников геологической службы за годы войны значительно уменьшилось. Поэтому были увеличены приемы на геологические специальности, а сама под­готовка геологов значительно расширена, с тем чтобы они были ориентированы на поиски широкого спектра минерального сы­рья, в том числе радиоактивного; многие геологические партии ориентировались на попутные поиски радиоактивных минера­лов. В учебные планы специальности 0103 были введены новые курсы — «Основы геохимии», «Месторождения полезных иско­паемых», «Ядерная геология и радиометрическая разведка». Пре­подаватели кафедры создавали программы курсов, учебно-ме­тодические и учебные пособия по этим новым дисциплинам. Курсы «Основы геохимии» и раздел «Ядерная геология» читали работавший на кафедре по совместительству доцент В.И. Данчев, позднее — Б.К. Прошляков, A.M. Чарыгин, В.Г. Кузнецов. К чтению курса «Месторождения полезных ископаемых» по­мимо доцента Т.А. Лапинской периодически привлекался до­цент МГУ А.В. Миловский. Лабораторные занятия по ряду кур­сов кроме штатных преподавателей кафедры вели почасовики Л.И. Горбунова и Е.Н. Шевелева. Огромный фактический ма­териал, накопившийся в результате исследования осадочных по­род многих районов СССР, в том числе и вскрываемых скважи­нами, позволил значительно уточнить представление о различных этапах жизни осадочных пород, начиная от процес­сов осадкообразования и до интенсивных вторичных преобразований в недрах земли. В частности появилось много данных о новообразовании в осадочных породах ряда вторичных мине­ралов, считавшихся ранее магматическими, о значительном из­менении физических свойств пород и других явлениях. Стала вырисовываться картина эпигенеза, сильно влияющего на со­став и свойства осадочных пород. Л.В. Пустовалов ориентирует на исследование этих явлений как сотрудников кафедры, так и своего отдела в ИГН. В 1956 году в Трудах Геологического ин­ститута выходит в свет сборник «Вторичные изменения осадоч­ных пород и их геологическое значение» (вып. 5, 1956). Это была первая в СССР солидная работа, посвященная вопросам, привлекшим внимание к тем явлениям, которые оказывают сильнейшее влияние и на емкостные свойства осадочных по­род и поэтому играют важнейшее значение при оценке перс­пектив нефтегазоносности на больших глубинах.

Исследования пород фундамента нефтегазоносных террито­рий, проводившиеся в это время на кафедре, позволили просле­дить непрерывную цепь вторичных преобразований пород вплоть до метаморфизма. Эти данные впоследствии использовались для восстановления первичной природы метаморфических пород.

5 апреля 1956 года после тяжелой болезни скончался В.П. Фло­ренский.

В 1960 г. Л.В. Пустовалов оставил МНИ в связи с организа­цией Лаборатории осадочных полезных ископаемых Мингео СССР (ЛОПИ), директором которой он являлся вплоть до сво­ей безвременной кончины в 1970 году, до 1962 года продолжая читать лекции по курсу «Минералогия». В июне 1960 года заве­дующей кафедрой была избрана доцент ТА. Лапинская. К это­му времени в штат кафедры входили три доцента (Т.А. Лапин­ская, B.C. Князев, Б.К. Прошляков), 3 ассистента (М.А. Кир­санова, A.M. Чарыгин, И.Б. Кононова), ст. лаборанты и лабо­ранты (О.А. Белостоцкая, Т.В. Корсакова, СИ. Маринин, С.А. Петровская, А.Н. Аксенова, С.Ф. Демидова). По тематике НИСа работало 3 человека — А.Н. Лопаков, Б.В. Бальшина, Г.П.Сухарева. По совместительству читали лекции Л. В. Пусто­валов и В.И. Данчев.

В декабре 1961 года состоялся переезд в новое здание инсти­тута на Ленинский проспект, 65. Организация лабораторий и специализированных аудиторий в новых помещениях потребовала больших усилий всего коллектива. В связи с возросшей ро­лью геохимических исследований в 1963 г. кафедра получила новое название — Петрографии и геохимии осадочных пород. Институт также изменил свое название — стал Московским институтом нефтехимической и газовой промышленности (МИНХиГП) им. И.М. Губкина.

ТА. Лапинская руководила кафедрой с 1960 по 1974 год. В течение этих 14-ти лет на­ряду с совершенствованием учебного процесса происходи­ло дальнейшее расширение те­матики научных работ. Было создано большое число учеб­ников и учебно-методических пособий по всем курсам ка­федры, неоднократно состав­лялись и совершенствовались программы курсов, методичес­кие указания для заочников, наглядные пособия.

Оформилось несколько на­учно-исследовательских групп, что позволило позднее подго­товить и успешно защитить ряд диссертаций — докторских (Т.А. Лапииская, Б.К. Про­шляков, B.C. Князев) и кан­дидатских (AM. Чарыгин, Е.Г. Журавлев, П.В. Флоренский, СВ. Богданова, О.А. Шнип, АН. Дмитриевский, В.Г. Кузнецов, Т.И. Гольянова, многие аспи­ранты), а также выполнить серию актуальных дипломных проек­тов. К числу наиболее важных направлений научно-исследова­тельской работы этого периода относится литологическое изучение осадочных пород, залегающих на больших глубинах. Его актуаль­ность была связана с тем, что к этому времени заметно уменьши­лись запасы нефти в старых нефтегазоносных провинциях, в том числе и в Волго-Уральской области, ставшей в послевоенное время главной нефтедобывающей провинцией страны. Увеличился объем поисковых работ в Западной Сибири и в ряде районов с большой мощностью осадочного чехла. К числу последних отно­сится Прикаспийская впадина, где в 1968 г. на глубине 6806 м было завершено бурение первой в нашей стране сверхглубокой скважины — Аралсорской (СГ-1), Литологичсское изучение кер­на из этой скважины, проводившееся группой сотрудников под руководством Б.К. Прошлякова, показало, что даже на столь зна­чительной глубине некоторые типы пород сохраняют довольно высокую пористость. Исследование закономерностей изменения состава и структуры пород в глубинных условиях, развивавшиеся ранее Л.В. Пустоваловым как теоретическая проблема, приобрело большое практическое значение.

Так же как возможный резервуар нефти и газа изучалась по­гребенная кора выветривания фундамента нефтегазоносных про­винций (Т.А. Лапинская, Е.Г.Журавлев). Проводились система­тические исследования и самого фундамента практически всех нефтегазоносных территорий СССР (научные группы Т.А. Ла-пинской, B.C. Князева, Е.Г. Журавлева).

На VIII Всесоюзное литологическое совещание (май—июнь 1968 г.) был представлен доклад «Проблема коллекторов при поисках нефти и газа на больших глубинах» (авторы Т.А. Ла­пинская и Б.К. Прошляков). В нем рассматривался новый ас­пект изучения вторичных преобразований пород, направлен­ного на решение актуальной задачи нефтегазовой геологии. В дальнейшем эта проблема становится одной из важнейших в ра­боте не только сотрудников кафедры , но и ряда других научно-исследовательских учреждений. К выполнению отдельных раз­делов исследований привлекаются аспиранты, дипломники — формируется научная школа. Большое число оригинальных ис­следований по этой проблеме публиковалось в сборниках по глубокому бурению, выходивших в эти годы в МИНХиГП им. И.М. Губкина.

Проводится подготовка к I Всесоюзной конференции подан­ной проблеме. Кафедра петрографии и геохимии осадочных по­род, как инициатор постановки соответствующих исследований, становится общепризнанной головной организацией, Б.К. Про­шляков — председатель оргкомитета совещания. Местом прове­дения конференции утвержден МИНХиГП им. И.М. Губкина. Большим событием в жизни института явилось также проведе­ние в октябре 1971 года чтений, посвященных 100-летию со дня рождения И.М. Губкина. На чтениях с докладом от кафедры вы­ступили B.C. Князев и Т.А. Лапинская.

Весьма интересные результаты были получены литологи-ческой группой B.C. Князева, работавшей в составе комплек­сной Среднеазиатской экспедиции, организованной профес­сором А.А. Бакировым в 1959 г.

В состав группы входили A.M. Чарыгин, В.П. Флоренский, О.А. Шнип, Д.В. Белоусов, Г.М. Титова и другие сотрудники и аспиранты кафедры. Основной задачей являлось изучение фун­дамента и промежуточного комплекса Туркмении и Западного Узбекистана. Эти исследования наряду с данными других отря­дов экспедиции привели к составлению серии детальных карт вещественного состава и тектонического строения этих регио­нов, позволили районировать Туранскую плиту и обосновать пер­спективность ряда областей и зон на дальнейшие поиски месторождений нефти и газа. Они нашли отражение в целой серии научных публикаций и были высоко оценены. Укрепились связи с геологами Туркмении. На кафедре появились первые аспиранты из этой республики.

В начале 60-х годов МИНХиГП им. И.М. Губкина стал ак­тивным организатором зарубежного учебного центра — Наци­онального института нефти, газа и текстиля в Алжире. К этой работе привлекались многие кафедры МИНХиГП. Кафедра пет­рографии и геохимии осадочных пород неоднократно коман­дировала своих преподавателей для налаживания учебного про­цесса, создания необходимых учебных и методических пособий для лекций и лабораторных занятий, а также организации и проведения учебных геологических практик. Были созданы и переданы коллекции минералов, горных пород, лабораторное обо­рудование. Для обеспечения занятий по курсам геологическо­го и минералого-петрографического цикла в Алжирском ин­ституте была создана кафедра геологии. С 1965 по 1991 гг. периодически, по 2—3 года, в Алжире работали доценты Е.Г.

Журавлев, А.Н. Дмитриевский, П.В. Флоренский, ассистент Д.В. Белоусов, ст. научный со­трудник О.А. Шнип; А.Н. Дмит­риевский, Е.Г. Журавлев, О.А. Шнип в период командировок возглавляли кафедру геологии. В 1989 г. была проведена под­готовка к приему аспирантов и в 1991 г. начали заниматься пер­вые 11 аспирантов.

Завкафедрой Т.А. Лапинская неоднократно в период с 1960 по 1968 год командировалась для на­учной и педагогической работы в КНР, Болгарию, Чехословакию, Венгрию. Постепенно совершенствова­лась воспитательная работа со сту­дентами. Помимо еженедельных занятий кружка «Петрограф», руководителем которого стал доц. П.В. Флоренский, стали традиционными 2-недельные экскурсии в зимние каникулы на месторождения полез­ных ископаемых (Хи­бины, Прикарпатье, Урал, Азербайджан, КМА и др.). Препода­ватели кафедры кури­ровали ряд студенче­ских групп, проводили лекции и беседы в об­щежитии, участвовали в подготовке и прове­дении конференций СНО и т. п.

В 1970 году к 100-летию со дня рожде­ния В.И. Ленина кафедре было присвоено звание Коллектива Коммунистического труда, которое затем ежегодно подтверждалось при подведении итогов социалистического соревнования. Семь преподавателей и сотрудников кафедры были награждены юбилейной Ленин­ской медалью.

15 ноября 1970 года скончался основатель кафедры Леонид Васильевич Пустовалов.

В ноябре 1971 года, в первую годовщину со дня смерти, было проведено посвященное его памяти заседание в Московском об­ществе испытателей природы (МОИП), где участвовали, кроме коллектива кафедры петрографии МИНХиГП им. И.М. Губки­на, Лаборатория осадочных полезных ископаемых, секция оса­дочных пород МОИП во главе с профессором МГУ Г.Ф. Краше­нинниковым, кафедра горючих ископаемых МГУ во главе с Н.Б. Вассоевичем и деканом геологического факультета Е.М. Сергее­вым. Доклад о жизни и деятельности Л.В. Пустовалова сделала от коллектива кафедры Т.А. Лапинская, выступили А.Г. Коссовская, Е.М. Сергеев, Г.Ф. Крашенинников, B.C. Яблоков. 8 янва­ря 1973 года были проведены первые научные чтения, посвя­щенные памяти Л.В. Пустовалова, которому в августе 1972 года исполнилось бы 70 лет. Организаторами чтений были препода­ватели и сотрудники кафедры, ЛОПИ и секции осадочных по­род МОИП. Были заслушаны биографический и научные докла­ды, в том числе доклад группы Б.К. Прошлякова «О вторичных изменениях осадочных пород Прикаспийской впадины*. Чтения происходили в МИНХиГП им. И.М. Губкина. Сотрудниками кафедры к 70-летию Л.В. Пусто­валова выпущен специальный сборник трудов МИНХиГП им. И.М. Губкина с биографи­ей Л.В. Пустовалова (вып.130). В дальнейшем аналогичные чтения стали традиционными. Они проводились с интерва­лом в 5 лет. В их организации принимали участие, помимо кафедры, Межведомственный литологический комитет, ка­федра литологии МГУ им. М.В. Ломоносова, Институт литосферы АН СССР, Мос­ковское общество испытателей природы. Чтения проходили чаще всего в Губкинском ин­ституте, привлекая большое внимание специалистов и сту­дентов. Материалы чтений публиковались в специальных сборниках.

В конце 60-х годов на ка­федре появились доктора геолого-минералогических наук: в 1966 г. защитила докторскую диссертацию Т.А. Лапинская, в 1969-мБ.К. Прошляков и B.C. Князев.