Неогеновый  период (Подобина, Родыгин, 2000)

23,03 – 2,588 млн. лет назад

Продолжительность ~ 20 млн. лет

 

Стратиграфия неогена ещё более сложна, чем палеогена, так как в неогене происходит дальней­шее обособление водоёмов и соответственно увеличение числа эндемичных фаун, которые трудно сравнивать. Корреляция между ярусными подразделениями неогена также во многом условна и трудна. По-разному проводится граница между миоценом и плиоценом.

В частности, многие относят понтический ярус к миоцену. Много неясностей с положением границы неогена и четвертичной системы. Российские исследователи долго предпочитали относить апшеронский ярус к неогено-вой системе; ныне он, как и его средиземноморский эквивалент - калабрийский ярус, считается четвертичным.

Отдел

Подотдел

Ярус (Европа)

Ярус (Россия)

Плиоцен N2

5,333-2,588 млн.лет

Верхний N22

Пьяченский N1pia

Акчагыльский N2a

Нижний N21

Занклский N2zan

Киммерийский N2k

Понтский N2p

Миоцен N1

23,03-5,333 млн.лет

Верхний N13

Мессинский N1mes

Мэотический N1mt

Тортонский N1tor

Сарматский N1sr

Средний N12

Серравальский N1srv

Конкский N1kn

Караганский N1kr

Лангский N1lan

Чокракский N1Ch

Нижний N11

Бурдигальский N1bur

Тарханский N1t

Коцахурский N1kc

Аквитанский N1aqt

Сакараульский N1bur

Кавказский N1k

Во время работ по глубоководному бурению, начатых с 1968 г. на научно-исследовательском судне "Гломар Челленджер", впервые была осуществлена глобальная корреляция кайнозойских отложений океанов и материков. Детально разработанные стратиграфические шкалы увязывались между собой по комплексам планктонных фораминифер, известкового нанопланктона, радиолярий и диатомей. Сопоставление палеомагнитных данных, а также определение радиометрического возраста вулканических пеплов также способствуют корреляции разнофациальных отложений разных бассейнов.

Эпохи неогеновой системы выделил в 1833 году английский геолог Чарльз Лайель[1], а название «неогеновая система (период)» предложил в 1853 австрийский геолог М. Гёрнес.

Миоцен (англ. Miocene, от др.-греч. μείων — меньший, менее значительный и καινός — новый, современный) и Плиоцен (от др.-греч. πλεῖον — 'более' и καινός — новый, современный) — эпохи неогенового периода.

Состав отложений. Разрезы

Среди неогеновых осадков больше всего известны континентальные отложения. Также широко распространены ракушечные известняки, глины и пески, а также аллювиальные отложения рек и озёр. В неогеновых морях юга Восточно-Европейской платформы в прибрежных зонах накапливались вородослевые известняки и протягивались мшанко-коралловые рифы. Местами (Прикарпатье, Закарпатье, Закаспий) в мелководных бассейнах и заливах отлагались гипс и галит.

Разрез неогена Предкавказья.

Разрез неогена Средиземноморья. Альпийская складчатая область.

История геологического развития.

В начале неогена в северном полушарии существовали две огромные по размерам и сложные по структуре платформы: Евразия и Северо-Американская.

Особенностью неогеновой истории платформ является господство в их пределах континентальных условий осадконакопления. Лишь их краевые части покрывались мелководными лагунными и морскими бассейнами, куда вода проникала из сопредельных геосинклинальных областей и океанов. Другая особенность их развития в неогене - эпиплатформенный орогенез.

В южном полушарии по-прежнему продолжали существовать континенты прежней Гондваны: Южная Америка, Африка, Мадагаскар, Индия, Австралия и Антарктида.

Продолжались расколы и формирование системы грабенов на Африканской платформе, сопровождающиеся излиянием базальтов в ряде регионов Западной, Северной и Восточной Африки, на Мадагаскаре и юге Аравийского полуострова.

В середине миоцена эти движения ослабевают, окраины континента погружаются под уровень моря.

Новые поднятия происходят в позднем миоцене. На востоке континента они выразились в дальнейшем росте сводово-глыбовых поднятий, в осевой части которых ещё с конца палеогена шло формирование самой крупной на континентах системы рифтов, прослеживающейся на 6500 км. Амплитуды опусканий в грабенах достигали 3 км. Центральные части грабенов были заняты озёрами Восточной Африки, Красным и Мёртвым морями, Аденским и Суэцким заливами. Образование рифтовой системы сопровождалось активным вулканизмом. В это время возникли вулканы Килиманджаро, Кения и др.

Геодинамический режим

На протяжении неогена в геосинклинальных областях с новой силой проявились альпийская складчатость и горообразование, придавшие альпийским горным сооружениям современный облик.

Это самые высокие и молодые горы на земной поверхности.

Складчатые движения достигли наибольшей силы в конце миоценовой и самом начале плиоценовой эпох.

Затем они заметно ослабли, но зато начали проявляться с новой силой дизъюнктивные (разрывные) дислокации, охватившие как области недавней складчатости, так и докембрийские платформы, а также древние па­леозойские и мезозойские складчатые сооружения. В результате многие участки горных сооружений оказались высоко приподнятыми, и в настоящее время они по высоте не уступают молодым горным складчатым сооружениям. К таким "омоложенным" складчатым сооружениям относятся каледонские структуры Скандинавии, каледонские и герцинские структуры Урала, Средней и Центральной Азии, Сибири (Тянь-Шань, Алтай, Сая­ны), Австралии, Северо-Востока России, Китая и Америки.

Палеогеография

В неогене не было значительных трансгрессий и моря охватывали только краевые участки платформ. Так, временами южные окраины Восточно-Европейской платформы заливались водами морей, располагавшихся в основном в пределах соседней Средиземноморской геосинклинальной области. В начале неогена, в раннем и среднем миоцене, эти моря являлись ещё прямым продол­жением морей Средиземноморской области Европы, но с начала позднего миоцена новые подня­тия и складкообразование в Альпах, на Карпатах, Балканах и в Закавказье привели к полному от­делению бассейнов юго-восточной Европы.

После понтического века море существовавшее на юге Европы оконча­тельно разделилось на ряд изолированных бассейнов - Средиземное, Чёрное, Каспийское моря и другие, которые то сокращались до размеров меньше современных, то расширяли свои пределы. Так, в верхнем плиоцене возникла обширная трансгрессия Каспийского (Акчагыльского) моря, когда оно покрыло всю Прикаспийскую низменность и внедрялось узкими заливами в уже суще­ствовавшие тогда долины рек Волги и Камы. Плиоценовые моря Черноморско-Каспийской области были сильно опреснены, и их осадки содержат наряду с морской пресноводную фауну моллюсков.

Климатические особенности прослеживаются довольно легко.

В Западной Европе и на юге Восточно-Европейской платформы в начале неогена установился тёплый, умеренный или субтропический климат, но с зимним сезоном. Это подтверждается составом остатков растений и живот­ных, а также другими признаками.

К северу от этой зоны, вплоть до Гренландии, климат был умеренным.

Во второй половине неогена, в плиоценовую эпоху, климат в Европе стал на всем протяжении континентальным, умеренным, но все же более тёплым, чем в современную эпоху.

В конце неогена наступило похолодание и климатическая обстановка приблизилась к современной.

Органический мир

Неогеновые растения и животные по систематическому составу близки к современным, но географическое распределение их было несколько другим.

Растительный мир по родовому и видовому составу имеет много общего с палеогеном, однако, пространственное размещение различных форм значительно изменилось.

В Южной Европе в начале неогена (в миоцене) продолжала существовать теплолюбивая фло­ра, представленная как вечнозелеными растениями - пальмами, секвойями, болотными кипарисами, папоротниками, так и растениями с опадающей листвой — дубами, кленами, тополями, буком, акацией и др. К северу располагалась растительность умеренного пояса - лиственная и хвойная.

В плиоцене площадь, занятая теплолюбивыми растениями, сильно сократилась; они продолжали существовать лишь на крайнем юге Европы. На остальной части Западной Европы, в Восточной Европе и на юге Сибири существовала флора тёплого умеренного пояса, а на севере росли хвойные леса. Таким образом, в неогене определились фитогеографические провинции, близкие к современным, за исключением тундровой зоны.

Моря неогенового периода характеризовались богатством одноклеточных водорослей - диатомовых и золотистых (кокколитофориды). Последние имеют важное стратиграфическое значение.

Среди морских беспозвоночных широко распространены двустворчатые (пелециподы) и брюхоногие (гастроподы) моллюски, среди которых много современных родов - Cardium, Mactra, Venus, Tapes, Limnocardium, Congeria, Spirialis и др. Обильны морские ежи, мшанки и другие беспозвоночные.

В составе фораминиферовой фауны произошли крупные изменения. Вымерли нуммулиты, ассилины и дискоциклины, но очень обильными стали планктонные фораминиферы.

Сильно меняется состав организмов суши. Большим разнообразием отличались млекопитающие. В неогене возникли многие современные семейства и роды млекопитающих, но наряду с ними существовали таксоны, свойственные только неогену. Широкое распространение получили семейства хищных, копытных и хоботных. Среди хищных выделяется саблезубый тигр (Machairodus). Копытные, отряд непарнокопытных, характеризуются присутствием гиппарионов (Hippariori). Хоботные - это, прежде всего, мастодонты (Mastodon) и другие представители (Platybelodon, Stegodon). Появились медведи, гиены, куницы, собаки, свиньи, быки, овцы, жирафы, человекообразные обезьяны, а в плиоцене - слоны, гиппопотамы, гиппарионы и настоящие лошади.

Приматы в неогене обитали не только в лесах, но и стали осваивать открытые пространства. В верхнемиоценовых отложениях Европы обнаружены остатки обезьян - дриопитеков, напомина­ющих современных шимпанзе. Древнейшим представителем гоминид считается рамапитек, остат­ки которого обнаружены в отложениях верхнего миоцена Индии и Кении. Много ископаемых ос­татков гоминид описаны из отложений верхнего плиоцена Восточной и Южной Африки. Все они принадлежат разновидностям австралопитека - собственно австралопитеку, парантропу и зинджантропу. Все перечисленные остатки по строению ближе к скелету людей, чем любая из современных человекообразных обезьян. 

Характерные ископаемые остатки неогеновых организмов

Двустворки: 1а, б - Mactra (мел - ныне), 2 - Dreissena (плиоцен - ныне), 3 - Cardium (неоген - ныне), 4а, б - Didacna (плиоцен - ныне); гастроподы: 5 - Trochus (неоген - ныне), б - Buccinum (олигоцен -ныне), 7 - Conus (эоцен - ныне), 8 - Helix (олигоцен - ныне), 9 - Fissurella (эоцен - ныне); покрытосеменные растения: 10 - Betula, берёза (поздний мел - ныне), 11 - Laurus, лавр (поздний мел - ныне), 12 - Cornus, кизил (поздний мел - ныне)

В Северной Америке в начале миоцена не было хоботных, обезьян, беднее была фауна хищных, но копытные развивались быстрее. В конце миоцена происходит широкий обмен млекопита­ющими, что свидетельствует о соединении Азии с Северной Америкой. Млекопитающие Южной Америки в неогене находились на более низкой ступени развития, чем в Северной Америке. Здесь в миоцене господствовали грызуны и сумчатые, отсутствовали хищные и хоботные. Лишь в сере­дине плиоцена началось интенсивное проникновение на юг североамериканских форм. Наиболее примитивной была фауна млекопитающих Австралии, состоящая из сумчатых и однопроходных. Это объясняется ранней изоляцией Австралии от других материков. Зоогеографические провинции неогена были в общих чертах сходны с современными, но отличались очертаниями своих границ и размерами. В связи с резко выраженной изоляцией неогеновых бассейнов их фауна образует комплексы, имеющие чисто местное (эндемичное) значение.

Полезные ископаемые

Наибольшее значение среди полезных ископаемых, связанных с неогеновыми отложениями, имеют нефть и газ. Около одной трети всех подсчитанных запасов нефти и газа - неогенового возраста (Персидско-Месопотамская и Кордильерско-Андийская нефтегазоносные терри­тории, нефтегазоносные бассейны Ирана, Ирака, Саудовской Аравии, Кувейта, Катара, Вене­суэлы, Мексиканского залива, на Северном Кавказе и в Закавказье, в акватории Каспия, в Западной Туркмении, Предкарпатье, За­карпатье и на Сахалине).

Вторыми по значению полезными ископаемыми неогена являются месторождения углей -главным образом лигнитов и бурых углей. Они распространены практически на всех континентах.

Среди неогеновых толщ имеются залежи оолитовых и пластовых железных руд, в частности на Керченском полуострове. Широко распространены металлоносные месторождения кор вывет­ривания, которые начали развиваться еще с конца мезозоя. В месторождениях кор выветривания Южной и Центральной Америки, на островах Карибского бассейна (Куба и др.), в Африке, Индос­тане и Австралии сосредоточены залежи бокситов, железа, марганца, никеля, кобальта.

С неогеновым магматизмом связаны крупные месторождения олова в Андах, золота, серебра и меди в Центральной Америке, полиметаллическое оруденение и месторождения ртути в Среди­земноморье.

Наряду с перечисленными в неогеновое время были образованы месторождения калийных со­лей, поваренной соли, фосфоритов, трепелов и различных пород, используемых в строительстве.



[1] Чарльз Лайель, предложил разделить третичный период на четыре геологических эпохи (включая миоцен, древний и новый плиоцен) в первом томе его книги «Основы геологии» (1830) (в изобретении термина ему также помогал его друг — В. Вьювелл (Rev. W. Whewell). Лайель объясняет своё название тем, что меньшая часть (18 %) окаменелостей (которые он тогда изучал) этой эпохи может быть соотнесена с современными (новыми) видами.