Нефтегазовая отрасль задыхается без инвестиций, утверждает бывший глава Минтопэнерго

Чтобы обеспечить нормальное развитие нефтегазовой отрасли, необходимо резко увеличить объем направляемых туда инвестиций. Таково мнение председателя совета Союза нефтегазопромышленников, бывшего главы Минтопэнерго РФ Юрия Шафраника, высказанное им на пресс-конференции в Москве. По его словам, ближайшие год или два потребуют как минимум 40 млрд долл. прямых инвестиций, в то время как в прошлом году их объем составил всего 8 млрд. Только в разведку месторождений под строительство нефтепровода Ангарск-Находка следует дополнительно вложить 3 млрд долл., иначе привлекательность всего проекта для иностранных инвесторов окажется под вопросом.

Цифры в заявлении экс-министра, с одной стороны, не особенно удивительны: многомиллиардных инвестиций сейчас просят все: и автопром, и авиапром, и Минсельхоз, и много кто еще, включая руководителей ЖКХ. Износ основных фондов по стране в целом весьма велик (60%), и без их основательного обновления экономика просто не сможет развиваться. И мечтать об удвоении ВВП к 2010 г., гонках за Португалией по уровню доходов на душу населения и т.д. можно и не мечтать. Собственно, на высокий уровень износа, особенно в «нефтянке», жаловались олигархи уже давно, в т.ч. на круглых столах с участием Владимира Путина. В известной мере такие жалобы и просьбы опровергают заявления ГКИ и его преемника, Минимущества, о том, что приватизация позволила найти более эффективного собственника для объектов бывшего «народного хозяйства». Нефтяная отрасль в основном приватизирована – с минимумом доходов для государства - еще в середине 90-х, но новые собственники несильно заботились о ее процветании в будущем, а больше о текущих прибылях. В результате прибыли, или даже сверхприбыли, идут на что угодно, включая покупку СМИ или зарубежных футбольных клубов. Но не на развитие отрасли, в то время как ей требовались средства буквально на все, и на разведку новых месторождений в том числе.

Рост добычи черного золота, наблюдаемый с 1999 г., обманчив. С одной стороны, прирост в 25% (с примерно 300 млн тонн добычи в 1998 г. до примерно 400 млн тонн, ожидаемых по итогам этого года) впечатляет. С другой стороны, СССР еще в 1988 г. добыл 570 млн тонн черного золота (а из них российской нефти больше 75%). В то же время возможности превзойти советские показатели ограничены: из-за серьезного сокращения инвестиций в нефтеразведку доля легкоизвлекаемых запасов постоянно сокращается и увеличивается стоимость добычи барреля (более 6 долл., в то время как в арабских странах она едва выше 1 долл.). Экспортная инфраструктура, в частности система «Транснефти», также нуждается в срочной модернизации (по словам главы МЭРТ Германа Грефа, больше, чем сейчас, Россия качать за рубеж не может, т.к. «труба» используется на все 100%).

По мнению специалистов, крупные компании, которые контролируют свыше 90% добычи сырья в стране, недостаточно заинтересованы как в геологоразведке (располагая большими запасами, разведанными в прежние годы), так и во внедрении технологий по увеличению добычи из скважин со значительным процентом выработки. По мнению Юрия Шафраника, монополизация нефтяного рынка стала причиной и «неоправданного» увеличения цен на бензин и дизтопливо. В то же время малые предприятия не могут создать достаточной конкуренции гигантам (хотя в США доля небольших компаний в добыче и переработке нефти достигает 40%, что весьма способствует и правильному ценообразованию, и лучшему использованию недр).

Ситуацию могли бы помочь исправить иностранные инвесторы и сделка British Petroleum с ТНК, работа Shell и других компаний на Дальнем Востоке показывает их интерес к России. Но интерес, к сожалению, явно недостаточный по сравнению с объемами работы этих компаний в других странах. И тем более недостаточный, если учесть огромные запасы черного золота в РФ. Только разведанные запасы составляют 20-25 млрд тонн (12-14% мировых), хотя другие специалисты отрасли, в частности глава ЮКОСа Михаил Ходорковский, называли гораздо большие цифры - до 100 млрд тонн. С учетом предварительных научных прогнозов, огромное количество ныне не учтенного черного богатства может крыться как в Восточной Сибири, так и в Якутии, на Чукотке. Наконец, на шельфе Северного Ледовитого океана. Разумеется, на данный момент значительная часть этих теоретических запасов относится к категории неизвлекаемых. Однако технический прогресс делает чудеса: сто лет назад трудно было представить возможность добычи нефти, скажем, в глубинах сурового Северного моря. Полвека назад только гипотетически можно было прогнозировать работы на северосахалинском шельфе с его тяжелой ледовой обстановкой. Вполне вероятно, что уже в скором времени появятся техника и технологии, позволяющие нефтяникам эффективно работать в еще более сложных условиях.

Что тем более будет актуально в условиях, когда не только значительная часть старых российских месторождений, но и естественные запасы многих других государств (Индонезии, Англии, Норвегии, Брунея) истощатся. Произойдет это, конечно, не завтра и даже не послезавтра, но думать о будущем российской «нефтянки» необходимо уже сейчас.

Отдел финансовых рынков