Российские и зарубежные эксперты предлагают заселить Россию представителями других стран

На прошлой неделе помощник Генерального секретаря ООН Кальман Мижей представил доклад о развитии человеческого потенциала в России. Этот документ был разработан экспертами Организации Объединенных Наций совместно с российскими специалистами и представителями государственных структур. Это значит, что в нем изложена точка зрения не только зарубежных и российских специалистов, но и официальных властей. В докладе, в частности, отмечается, что вымирание россиян достигло таких пределов, что угрожает национальным интересам страны. Согласно приведенным в этом документе данным, быстрее всего в России умирают мужчины – в основном из-за нерешенных социально-экономических проблем и стереотипов поведения, приводящих к пьянству, употреблению наркотиков и курению. Чтобы увеличить рождаемость, авторы доклада предлагают завезти в страну иммигрантов. Пятый интернационал – новый российский проект. Очевидно, что следствием подобных экспериментов станут усиление социальной напряженности и рост популярности националистических движений.

По официальным данным, россияне живут намного меньше своих соседей – жителей развитых западноевропейских стран. Средняя продолжительность жизни граждан России – 65 лет, в то время как в Италии и Франции, например, этот показатель составляет 80 лет, а в Германии – 79. Эта негативная демографическая тенденция в России усугубляется тем, что мужчины в нашей стране живут меньше женщин на 12-13 лет. Что, по мнению экспертов Мирового банка, можно считать уникальным случаем в мировой демографической ситуации. «Вымирание» российских мужчин совпало с периодом слома социально-политического строя и начала преобразований в России в 1991-92 гг. Так, по данным Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), в 1990 г. средняя продолжительность жизни мужчин составляла 64 года, в 1994-м – 58 лет, в 1997-м – 61 год, в 2004-м – 59 лет. При этом смертность растет за счет граждан трудоспособного возраста. Среди основных причин смерти российские и зарубежные эксперты называют чрезмерное употребление алкоголя и алкогольных суррогатов, наркоманию и курение, и замечают, что распространение этих пороков среди граждан России также совпало с началом социально-экономических преобразований. По данным российских правоохранительных органов, только официально зарегистрированных наркоманов в 1990-93 гг. насчитывалось в стране примерно 20 тыс. человек. В последующий период каждые 3-4 года количество наркозависимых возрастало в разы: 1997 г. – 83 тыс. находящихся на учете, 2000 г. – 180 тыс., 2003 г. – 228 тыс. Вместе с численностью наркоманов росло количество уголовных преступлений. «Есть прямая корреляция между динамикой распространения наркомании, увеличением наркотрафика через территорию России и разрастанием криминальной среды. И в основном эта среда формируется из молодежи», – сказал RBC daily ведущий эксперт ЦМАКП Игорь Поляков.

Не менее драматичной выглядит картина и по распространению алкоголизма в России. В 1990 г. официально были зарегистрированы 1 млн 790 тыс. алкоголиков, в 1994-96 гг. – 1 млн 630 тыс. – 1 млн 650 тыс., в 1998-2003 гг. – 1 млн 530 тыс. – 1 млн 550 тыс. «Из статистических данных видно, что сокращения числа алкоголиков практически не происходит. Это приводит к увеличению количества заболеваний сердца, печени, желудка, почек, головного мозга и других органов и в результате влияет на смертность. Но на место умерших «приходят» новые любители спиртного, поэтому их число колеблется уже многие годы фактически на одном уровне. Алкоголизм, наркомания и курение – это серьезная угроза для молодого поколения россиян. Эти пороки не только приводят к смерти, но и нарушают функцию воспроизводства у мужчин», – пояснил Игорь Поляков.

Несколько месяцев назад Центр демографии и экологии человека РАН опубликовал доклад, основной вывод которого заключается в том, что большинство россиян (70%) «живут в состоянии затяжного психоэмоционального и социального стресса. А пребывание в таком стрессе продолжительный период времени повышает опасность неадекватных массовых реакций и взрывов у населения и ведет к росту психозов, алкоголизма и наркомании». То есть люди в большинстве своем до сих пор так и не адаптировались к новым экономическим условиям. И наиболее уязвимыми оказались мужчины. «Традиционно мужчина был добытчиком в семье. С началом преобразований в России, с закрытием неконкурентоспособных предприятий и развитием секторов, характерных для постиндустриальной экономики, оказалось, что многие мужчины не могут прокормить свои семьи. Хотя женщины, увольняясь с работы, начинали заниматься челночным бизнесом, например, и таскать тюки через границу и обратно. Для многих мужчин же это означало потерю некоторого статуса, они этого себе позволить не могли. Поэтому предпочитали ворчать, но не работать», – заявил RBC daily гендиректор Российского независимого института социальных и национальных проблем (РНИСиНП) Александр Чепуренко. Правда, известны и другие случаи, когда кадры были востребованы, люди работали, но из-за того, что новые собственники выводили активы и искусственно банкротили предприятия, работники не получали зарплату. Поэтому нынешние демографические процессы – это следствие скорее экономико-психологических проблем.

На данный момент основная часть российского общества накопила «усталость» от бесконечных преобразований и потрясений, что, безусловно, сказывается на обратно пропорциональных динамиках смертности и рождаемости. «Население не ощущает стабильности. А отсутствие веры и ощущения стабильности обесценивает стратегии развития целых семей. Когда люди постоянно ждут катастроф, дефолтов и т. д., они не планируют будущее и не закладывают свое поведение в некую стратегию», – пояснил Александр Чепуренко. А в целом, по мнению эксперта, сейчас сформировались 3 группы общества с ярко выраженным демографическим поведением. Первая – это продвинутый средний класс, проживающий в основном в Москве и Санкт-Петербурге. Для таких людей характерен западный образ жизни: они стремятся в первую очередь сделать карьеру, преуспеть в жизни и поэтому откладывают построение семьи на потом. А если и создают семьи, то, как правило, бездетные.

Второй тип – это бедные городские семьи. Они плохо адаптированы к нынешним временам, но уже имеют или хотели бы иметь детей. Однако не могут себе это позволить из-за низких доходов. Третий тип – это сельское население, преимущественно южных областей России. Там рождаемость превышает смертность. Потому что психология восприятия безработицы и бедности иная, чем в большинстве российских областей. На Кавказе в условиях недостатка средств в соответствии с традициями предпочитают рожать детей, которые помогут прокормить семью.

Из этих трех групп наиболее многочисленной является вторая – бедное городское население, имеющее или желающее иметь детей. «Для них основная проблема заключается в том, что это, как правило, люди с недостаточно качественным образованием. Соответственно, они не могут занять высокое положение. У них не хватает доходов для того, чтобы одновременно содержать семью и тратить деньги на качественное образование детей. О новом жилье и говорить не приходится. Таким образом, воспроизводится бедность и другие социальные проблемы, – рассказал г-н Чепуренко. – Поэтому для решения демографического кризиса необходимо сделать качественное жилье и образование доступными и дешевыми».

Характерным примером такой успешной экономической политики могут служить меры, предпринятые властями США в 50-е годы прошлого века. Тогда демографическая ситуация в Соединенных Штатах была довольно острой, и для ее изменения были сделаны две основные вещи: не очень хорошо обеспеченные люди смогли покупать себе жилье и учить детей в университетах. Результат не заставил себя ждать – выросло целое поколение «бебибумеров». В России же рост цен на недвижимость и качественное образование спровоцирован инвестиционным спросом узкой высокодоходной группы населения. Все остальные доступа ни к тому, ни к другому не имеют. И тем не менее российские эксперты и представители органов власти совместно с экспертами ООН рекомендуют не столько менять экономическую политику, сколько решать демографическую проблему другим способом: вымирание населения, и в частности мужчин, в центральных областях, в Сибири и на Дальнем Востоке предлагается компенсировать за счет иммигрантов. И это на фоне роста рождаемости на Кавказе и увеличения внутренней миграции с юга на север. «В России нет высокого благосостояния общества и мобильности рынка труда, когда человек в различных отраслях может сделать себе карьеру одинаково хорошо. Поэтому привлеченные иммигранты будут нести сюда свои социокультурные ценности и представления о жизни. В результате мы получим усугубление социального конфликта и рост национализма», – считает Александр Чепуренко.

Когда во второй половине ХХ века Германия решала проблему нехватки рабочих рук за счет турецких иммигрантов, сначала для немцев и их политической элиты все складывалось удачно. Первое поколение иммигрантов адаптировалось к традициям и требованиям немецкого общества. Второе поколение полностью в него интегрировалось, а вот третье и четвертое поколения стали замкнутыми. Они доказали свою конкурентоспособность в отдельных отраслях экономики и посчитали нужным жить не так, как принято в Германии, а так, как это принято на их исторической родине в соответствии с их общественными ценностями. В результате в последние годы растет популярность лозунга «Германия – для немцев!». «Если такие социокультурные проблемы обострятся у нас, в долгосрочной перспективе они потребуют гораздо больше финансовых и политических ресурсов, чем решение проблемы доступности жилья и образования сейчас», – считает гендиректор РНИСиНП.

Отдел общества